Почему европейцев, включая молодежь, толкают в крайне правые позиции?

Важные новости

Почему европейцы—включая молодежь— быть отодвинутым в крайнее правое положение?» /></p>
<p> Фото: Unsplash/CC0 Public Domain </p>
<p>В Европе лозунг «никогда больше фашизма» до сих пор находит отклик. Смерть и разрушения, вызванные гипернационалистическими авторитарными государствами в первой половине 20-го века, до сих пор преследуют последующие поколения в кошмарах.</p>
<p>Но, как показывают недавние выборы в Евросоюзе, страх перед далеким право проскальзывает. Политическая логика предыдущих десятилетий больше не действует в некоторых кругах, и крайне правые партии добиваются успехов по всей Европе, поскольку их стратегия участия в выборах продолжает приносить плоды.</p>
<p>Взгляды, которые поколение назад положили бы конец политической карьере в Европе, теперь вознаграждаются успехом на выборах. Несмотря на то, что ведущий кандидат немецкой крайне правой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) заявил, что члены нацистской СС не обязательно были преступниками, его партия поднялась на 5% выше, опередив все партии в правящей коалиции Германии и получив шесть новых мест. в Европейском парламенте.</p>
<p>АдГ также показала поразительно хорошие результаты на местных выборах, которые совпали с европейским голосованием. В связи с предстоящими важными выборами в восточных землях Германии остается открытым вопрос, выдержит ли табу, запрещающее сотрудничество с крайне правыми, еще один всплеск голосов со стороны АдГ.</p>
<p>Самым захватывающим было голосование во Франции. Крайне правое «Национальное объединение» Марин Ле Пен (ранее «Национальный фронт») разгромило хрупкую коалицию правоцентристских партий президента Эммануэля Макрона. Результат побудил президента объявить досрочные выборы, что один комментатор назвал «одной из самых безумных авантюр в современной французской истории».</p>
<p>Призыв Макрона ко всем демократическим партиям объединиться против крайне правых уже провалился. Один видный правоцентристский политик, Рик Чиотти, заявил, что его консервативная Республиканская партия (партия Жака Ширака и Николя Саркози) присоединится к Национальному объединению в коалиции. Это положило начало тому, что было названо «самыми дикими 72 часами во французской политике» за последнее поколение.</p>
<p>Независимо от того, присоединится ли Республиканская партия к Национальному объединению в этом избирательном цикле, важное табу, мешающее демократическим партиям сотрудничать с Ле Пен, было безвозвратно нарушено. Кажется очевидным, что Макрон не только не лишил Национальное объединение победы внутри страны, но и создал ситуацию, в которой — если голосование на прошлых выходных повторится — он вручит им «ключи власти».</p>
<p> Если Макрон надеется, что этот период дискредитирует «Национальное объединение» до того, как Ле Пен сможет стать президентом, ему следует обратить внимание на Италию и другие страны Европы, где период правления нормализовал, а не дискредитировал крайне правых.</p>
<p> <р>На выборах в ЕС премьер-министр Италии Джорджия Мелони вывела свою партию «Братья Италии» на первое место, подтвердив ее лидирующее положение среди европейских правых. Хотя их голоса были слабее, чем исторические максимумы, партии-оплоты правого антилиберализма в Венгрии («Фидес») и Польше (Партия «Право и справедливость») также остаются чрезвычайно влиятельными.</p>
<p>Даже за пределами ЕС, в Великобритании, популистская крайне правая партия реформ Найджела Фараджа впервые обогнала тори по результатам опросов. Многие будут следить за их результатами на выборах 4 июля со смесью интереса и страха.</p>
<p>Только в странах Северной Европы произошел явный отход от крайне правых. В Швеции социал-демократы, Левая партия и зеленые вместе сумели получить почти 50% голосов.</p>
<h2>Молодежь против фашизма? Не в 2024 году</h2>
<p>Является ли этот сдвиг вправо симптомом смены поколений в сторону антидемократических и расистских ценностей среди молодых избирателей? Это утверждение неоднократно высказывалось, но виноваты ли молодые избиратели Европы в подъеме правых?</p>
<p>По крайней мере, в Германии картина более сложная. По словам Тима Генсхаймера, немецкого исследователя, изучающего модели голосования молодежи, разговоры о поколенческом колебании упускают из виду тот факт, что избиратели в возрасте от 16 до 24 лет с одинаковой вероятностью голосовали как за левых, так и за правых от центра. Поколенческие обобщения, настаивает он, упускают из виду тот факт, что молодые люди резко разделены по политическим вопросам. И это несмотря на общее чувство разочарования в основных партиях, чьи обещания лучшей окружающей среды, более низкой стоимости жизни и надежного будущего не оправдали себя.</p>
<p>Тем не менее, что-то явно изменилось.</p>
<p>Внимательный взгляд на голосование молодежи в Германии показывает, что настоящая катастрофа была для зеленых. Они много обещали на последних выборах и мало что сделали с тех пор, что привело к потере огромных 23% голосов среди молодежи.</p>
<p>Для сравнения, АдГ и Христианско-демократический союз (ХДС) набрали дополнительно 11% и 5% голосов молодежи соответственно. Хотя голоса социал-демократической СДПГ оставались относительно стабильными среди молодежи, они остаются опасно низкими.</p>
<p>Линке потеряли позиции среди молодых избирателей на ужасных для них выборах. Однако 6% избирателей в возрасте до 24 лет тяготели к новому популистскому Альянсу «Сахра Вагенкнехт» — палео-левому ответвлению партии «Линке», лишенной своей прогрессивной зеленой, гендерной и миграционной политики и глубоко скептически настроенному по отношению к военной поддержке Украины.</p>
<p>Вместо того чтобы голосовать как группа за крайне правых, молодые немцы голосовали больше за микропартии, чем за любую устоявшуюся партию. С точки зрения возраста, за АдГ чаще всего голосовали люди в возрасте от 35 до 44 лет, особенно мужчины, которые считали свое экономическое положение нестабильным.</p>
<p>Однако гораздо более очевидным, чем любой возрастной разрыв, было разделение Германии на восток и запад: опросы АдГ заняли первое место во всех бывших восточногерманских землях. Однако даже это еще не все: также возникает раскол между севером и югом. АдГ занимала второе место после ХДС в большинстве южных земель Баварии и Баден-Вюртемберга, тогда как на северо-западе СДПГ чаще всего занимала второе место.</p>
<p>История о молодежи во Франции, где голосование молодежи за зеленых и центристские партии рухнуло, а доля их голосов за крайние левые незначительно выросла. По сравнению с другими возрастными группами молодые люди во Франции по-прежнему чаще голосуют левее центра.</p>
<p>Тем не менее, очевидно, что многие молодые французские избиратели также приняли участие в более широкой политической миграции к крайне правым, отчасти благодаря молодой звездной силе их ведущего кандидата Джордана Барделлы. Благодаря обновлению имиджа партии 32% избирателей в возрасте от 18 до 34 лет почувствовали себя способными проголосовать за «Национальное объединение». Кандидат Макрона набрал жалкие 5%.</p>
<p>В других странах Испания также увидела заметный рост влияния крайне правых: Vox получил еще два места в рамках своей антимигрантской, антиисламской и антигендерно-политической платформы. Vox оказался популярным среди молодых людей, привлеченных сочетанием старых франкистских ценностей, таких как антилиберальный национализм и якобы традиционные семейные ценности, с новыми формами антимигрантских настроений и отрицанием изменения климата.</p>
<h2>Почему Неужели крайне правые привлекли так много молодежи?</h2>
<p>По мнению некоторых экспертов, ответ заключается в технически подкованном подходе партий, который обеспечил колоссальное присутствие в Tiktok. Конечно, использование социальных сетей для распространения антимигрантской риторики и идеализации белой расы в отношении семьи «мать-отец-ребенок», а также крайне правых тезисов о вторжении России в Украину явно проникло в среду молодая аудитория, чей основной контакт с новостями происходит через прокрутку.</p>
<p>Однако при этом не учитывается тот факт, что молодые европейцы уже несколько раз кричат ​​в пустоту. Они искали политический дом, который дал бы им хоть какую-то надежду на борьбу с кризисом стоимости жизни, недоступным жильем, разрушающейся экосистемой и вечной войной.</p>
<p>Если по большей части голоса молодежи останутся Антистатус-кво, это потому, что траектория существующих партий, похоже, мало что предлагает людям моложе 25 лет. Хорошо обоснованный пессимизм относительно способности существующей политики решать реальные структурные проблемы предложил благодатную почву для крайне правых стороны, предлагающие опасно ложные решения.</p>
<p> Предоставлено The Conversation </p></p>
</div></div><div class=

Новости сегодня

Последние новости